Кишиневский обозреватель — Рукоделие — работа в удовольствие

Наши мастерицы на ярмарке в торговом центре Babby Hall

Пару лет тому назад в Кишинёве появилось Сообщество рукодельниц и мастеров-умельцев Молдовы Handmade Master. Поначалу они выходили на выставки-продажи в парк «Долину Роз», а потом стали осваивать всё новые столичные площадки для продажи своих рукодельных работ. Теперь хэнд-мэйд ярмарки превратились в серьёзные бизнес-предприятия, хорошо организуемые и чётко отлаженные. Мастера, создающие изделия своими руками, могут не только порадовать покупателей широким выбором эксклюзивных новинок, но и неплохо на этом заработать.

*Хобби, как насущная необходимость

Практически у каждой рукодельницы история увлечения начиналась с детства. Кого-то бабушка учила, кто-то первые знания приобрёл на уроках домоводства в школе.

«Поначалу это было хобби, — рассказывает Евгения Бигдан. — В советское время была постоянная работа. А когда Союза не стало, начала думать, чем заняться. И хобби переросло в основной вид деятельности. Это был сложный период. Люди с недоверием и скепсисом относилось к тому, что делалось своими руками. Им хотелось импортного товара. Мне даже приходилось на свой товар пришивать иностранные бирки, чтобы продать изделие и жить на полученные деньги.

У меня был патент, я продавала на центральном рынке. Занималась и занимаюсь трикотажем, вяжу всё виды верхней одежды. Выдавались времена, что я не успевала вязать, так расхватывался товар. Потом ездила в Россию продавать. Но с возрастом это стало трудно делать и в начале 2000-х я перешла на заказы. Тогда в нашей стране уже появились люди, которые захотели одеваться индивидуально».

Теперь с мелкими работами Евгения выходит на ярмарки сообщества, предлагая трикотажные изделия, разработанные по собственным моделям. «У меня ненормированный рабочий день. Работаю с утра и до вечера, но с душой, с великим удовольствием. Это через силу, через нежелание никогда не заставишь сделать. Для этого должна душа петь».

«Мы это делаем, потому что не можем не делать, — говорит мастерица Ольга Павалинская, у которой весьма разнообразный ассортимент изделий — от украшений из чешского стекла до чехлов для телефонов из бисера, тончайше созданных салфеток, удивительно нежных цветов пинеточек. — С детства умею вязать крючком и спицами. Сначала делала подарочки всем родственникам и знакомым, а потом меня уже стали просить делать это на заказ».

Большинство рукодельниц без специального образования рассказывают примерно одну и ту же историю. Вначале они делают что-то для себя, потом начинают это дарить. Людям нравится, они просят сделать что-то подобное в подарок. Появляются заказы на узкий круг людей, которые восхищаются работами. Потом они рассказывают о красивых изделиях ещё кому-то, и в какой-то момент каждую мастерицу посещает мысль: а ведь на том, что я делаю, можно зарабатывать.

Руководитель сообщества Анжела Настыч рассказывает, что при всех материальных возможностях, когда три года назад родилась дочь, поняла — китайские игрушки не для её ребёнка. И сама стала их придумывать и создавать.

«Обратила внимание на то, что все ирушки мало того, что попахивают, так и качества неизвестно какого, — вспоминает Анжела Настыч. — И когда дочке исполнилось 3 месяца, я начала ей шить куклы. И с этого возродилось всё — я снова стала шить пелёнки, распашонки, одеялки детские. Хотя у нас было всё готовое, но мне захотелось всё сделать своё. И меня захватил этот процесс. Я делала всё ночью, когда дочка засыпала, вместо того, чтобы отдыхать. Но час такой работы снимал напряжение за весь день».

*Сообщество мастериц и мастеров

Анжела выходила прогуляться с ребёнком в парк «Долины Роз», а там — огромное количество таких же мамочек, которые занимают своё свободное время вязанием, шитьём. Именно из мам и создано было поначалу сообщество рукодельниц.

Беседуя с мамочками, Анжела увидела, что многие из них делают достаточно высококкачественные художественные вещи, но продать в том количестве, сколько они могут произвести, просто негде. Обладая бизнес-навыками и организаторской способностью, она решила взять дело в свои руки и, проаназилировав ситуацию, поняла — лучшим местом для продажи изделий на первых порах вполне может быть парк «Долины Роз». Подготовила всю необходимую документацию и оформила в претуре разрешение о проведении ярмарок. Накануне она организовала в сети интернет страничку сообщества рукодельниц, которое стало прекрасной заменой собраний и звонков по телефону (как в прежние времена решались подобные вопросы), упростив процесс координирования всех участников.

«Затем потихоньку стала осваивать рынок и смотреть, где мы ещё нужны, где нас ещё ждут. Торговые центры, мероприятия в День вина, в День города. Потому что мы не ставили целью собрать определённое количество людей в определённом месте, для того чтобы провести ярмарку. Нам бы средств не хватило. Наша цель была — появляться там, где люди уже собраны кем-то по какому-то поводу. И мы до сих пор стараемся попасть в места, где организовано большое мероприятия и собрались люди по какому-то событию. И всегда мы приходимся к месту. Людям нравится. И потом они знают, где мы будем в следующий раз, где мы традиционно бываем».

К мамочкам подключились пенсионерки и студентки. Среди участников сообщества есть и мужчины. Их немного, и все они так или иначе связаны профессионально с художественным творчеством. Одни делают магнитики из гипса различных форм, другие — изделия из кожи и полудрагоценных камней. По большей части, это мужчины за 40 лет. А вот женский состав сообщества весьма разношерстный — от 18 до 60 лет и из представительниц разных профессий.

*Ценовая политика

Со временем и требования к самим изделиям в сообществе мастеров стали более высокими. По словам руководителя сообщества, не любой товар, изготовленный вручную, можно отнести к хэнд-мэйду. «Не надо путать работу с поделкой. Хэнд-мэйд — это когда доступно, качественно и красиво. Моя цель — не только предоставить места для продаж. Мне важно, чтобы мастера много и хорошо продавали. Для этого необходимо улучшать их идеи, качество работы, ассортимент. Ведь что-то продаётся, а что-то нет. Надо это всегда регулировать. Работы должны быть качественными и в то же время востребованными, конкурентоспособными».

И, действительно, созданные индивидуально, вручную изделия оказываются не всегда дороже продукции промышленного производства. Известно, что цена на вещи, сделанные на конвейере, формируется из многих составляющих, включающих не только затраты на материалы и работу. В случае с хэнд-мэйдом путь от изготовителя до покупателя значительно сокращается.

Для мастерицы Елены Табачук выручка от ручных изделий — основной доход. По профессии она художник. С 2004 года она стала зарабатывать на рукоделии. В Москве на международных выставках-продажах четыре года подряд она предсталяла оригинальные аксессуары. «Там больше ценят ручной труд. Люди разбираются в этом и готовы платить, понимая, сколько это стоит. У нас люди, скажем там, не хотят оплачивать эту работу. Но клиенты, которые знают, что такое ручная работа и с пониманием относятся к нашему труду, у нас есть. На них мы рассчитываем и ориентируемся, создавая изделия».

Евгения Туркина, профессиональный конструктор-модельер, из комбинирования лоскутков ткани делает цветы в виде заколок для волос и брошей. «Спрос растёт. Продажи приносят доход. Не скажу, что могу прокормить семью, я на пенсии, но это хороший дополнительный заработок к семейному бюджету».

источник Автор: Ирина ЛЯХОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.